понедельник, 15 августа 2011 г.

Ангел обретает крылья



Часть 1

bastard_3: кругосветное путешествие - что может быть прекраснее?
Paranoid: дану
Paranoid: не иначе бас собрался на небеса
Paranoid: хаха
bastard_3: что смешного?
Paranoid: знаешь сколько это стоит
Paranoid: продал почку?
Bastard_3: просто не трачусь бездумно, если хочешь знать
angel_me: не обращай внимания. Он завидует
paranoid: чтоб ты знала, я еще на той неделе купил билет
bastard_3: ха, параноик видать продал мозг
paranoid: не смешно
bastard_3: ладно, захочешь поболтать, залетай через недельку в "полюс". Конечно, если ты действительно купил билет.
Angel_me: неужели отель на полюсе? Привози пингвина :)
Bastard_3: Так и быть, для тебя постараюсь.
Bastard_3: хотя не факт, что я вернусь с небес на землю. Разве что ты залетай ко мне, энж
angel_me: пока не по карману, бас


* * *
Небеса.
Ми помнила, как они строились. Еще в начале лета она вышла на берегу средиземного моря, в Испании, в ее любимом месте. Как всегда, выйдя, она увидела город, опутанный дорогами с жужжащими, как мухи, машинами. А потом она обернулась, предвкушая наслаждение от разукрашенного солнцем и облаками вечернего неба над неспокойными волнами.
И едва сдержала крик ужаса.
Небеса уродливым шрамом пересекла магистраль. Вернее недостроенный ее обрубок, перечеркнувший волны, солнце и облака. Вездесущая, проклятая болезнь.
И вот спустя полгода Ми стоит у врат на небеса и ждет, когда хмурый техник осмотрит ее Машину.
- Старая система, - покачал техник, - я бы советовал купить новую Машину.
- Нет, - твердо отрезала Ми, - меня устраивает эта.
- Тогда распишитесь, чтобы не было претензий.
- Может просто не ставить Дэ-у?
- Все, кто следуют на небеса, должны иметь устройство дистанционного управления, - устало разъяснил он и протянул ей лист с правилами, - Таковы правила корпорации.
- Черт с вами, ставьте, - Ми протянула руку и поставила свой отпечаток на листе. Тот радостно подмигнул зеленым. Техник удовлетворенно кивнул и отправился копаться в недрах Машины.
Это было трудным решением. Но ставка была столь высока и соблазнительна. В голове Ми все еще стоял жалобный писк банковской карты, отдавшей почти сто процентов сбережений за право проезда по небесам. Ми вздохнула. Назад дороги нет, права на ошибку тоже.
Техник закончил довольно быстро и протянул ей пульт с надписью «дэ-у». Несколько кнопок и стандартный целеуказатель с лазерным наведением. Ничего особенного.
- Вот, получите. Инструкции прочитаете в дороге. Можете ехать.
Ми взяла пульт и вернулась в Машину. Двигатель завелся, и вскоре хмурый техник остался где-то далеко. Земля тоже осталась позади - Ми торжественно поднялась над уровнем моря, выезжая на новенькую, чуть ли не блестящую, магистраль. Двадцать полос давали возможность свободно маневрировать, впрочем, машин было явно немного. Слишком мало тех, кто мог позволить себе билет на небеса.
Но те, кто смог, представляют для Ми особенный интерес

* * *

«Небеса - устоявшееся название магистрали О-67, идущей вокруг Земли вдоль нулевого Меридиана на высоте от 100 метров над уровнем моря в зависимости от ландшафта.
Самая дорогая магистраль, причем оплатить можно только круг целиком, а не каждый километр в отдельности, как обычно. Общая протяженность круга – 40000км. Среднее время круиза, без учета остановок – 8 дней. На небесах действуют ограничения скорости.
К вашим услугам фешенебельные отели и дорогие рестораны. Позвольте себе лучшее - рай на Земле

Из рекламного ролика»

* * *


- Добро пожаловать в "Полюс"! - прощебетал приветливый голос из динамика, - пожалуйста, воспользуйтесь вашим дэ-у и отгоните машину на нашу безопасную стоянку.
Ми внимательно слушала, искоса поглядывая по сторонам. Под динамиком загорелась стрелка, а затем в соседнем здании ярко подсветилась одна из пустых ячеек. Ми направила луч целеуказателя туда и нажала на кнопку. Машина послушно тронулась с места и двинулась по магистрали к стоянке.
"Черт, - вдруг вспомнила Ми, - я оставила шприцы в машине".
И нажала кнопку возврата.
Боковое зрение подсказало, что что-то пошло не так. Ми резко повернула голову - Машина, ускоряясь, уносилась куда-то вдаль, двигаясь под углом к магистрали, словно не замечая разметки и ограды. Где-то вдалеке раздался грохот и треск. Двигатель взревел где-то уже внизу и через какое-то время затих.
Ми спешно сунула дэ-у в карман куртки и побежала к ограде. Попытка найти хотя бы щелку ни к чему не привела - сплошная мутная пластиковая пелена.
Ми обернулась. Никого. Динамик и камера над ним потеряли к ней интерес. Машины проносятся мимо. Никого. Только снег падает с неба.

* * *

- Полиция?
- Слушаем вас.
- Дело в том, что случился какой-то сбой и моя машина свалилась с магистрали.
- Простите, мы не занимаемся машинами. Позвоните в транспортную корпорацию.
- Да, да, я знаю...
- Но мы можем доставить вас домой, если у вас нет денег на такси.
- Нет, не нужно.
- Всего хорошего.

* * *

- Пройдите в машину и нажмите на тревожную кнопку. Тогда мы сможем обнаружить вас и вернуть на магистраль.
- Я не могу подойти к машине. Я не знаю где она. Она свалилась за километр отсюда.
- Вы понимаете, что мы не можем заниматься подобными поисками? Ваша машина - если это действительно ваша машина - не отвечает на вызов. Возможно, система связи обесточена.
- Конечно, обесточена. Я всегда это делаю перед тем, как выйти.
- Сожалею, но ничем помочь мы пока не можем. Мы не занимаемся помощью частным лицам.
Гудки. Снова гудки. Скучающий человек на том конце провода, мечтающий о том, как уйти с работы и, забравшись, в машину, рвануть...куда? Куда угодно. За остатками афинских храмов. На магистральную рулетку, за случайным выигрышем. Или домой, к нелюбимой жене и неверным друзьям.
"А куда денусь я?" - думала Ми. Без машины - никуда. Плачевное состояние счета не оставляло выбора. Найти машину - или сгинуть. Или в слепую искать жертву, нападать без оружия... Нет, это может плохо закончиться. Очень плохо. Хуже, чем есть сейчас. В тюрьмах не живут долго. Никому не нужно, чтобы кто-то жил долго.
- Эй, - она позвала глаз камеры под потолком, и тот уставился на нее, - с кем я могу поговорить?
- Со мной, - ответил глаз.
- Вживую.
- Ни с кем. Персонал работает удаленно. Желаете снять комнату?
- Я хочу спуститься вниз, на поверхность, и отыскать свою Машину.
- Аа, так это вы. Да, можете спуститься. Грузовой лифт в конце холла ведет на поверхность. А что насчет комнаты?
- Я подумаю, - ответила Ми и пошла к лифту. На самом деле ей не хотелось тратить деньги, на которые, быть может, потребуется прожить еще очень долго.
Варежки и меховой капюшон кое-как спасали ее от холода. Вот только ветер упрямо бил в лицо, швыряясь в нее острыми снежинками. Из-за беснующихся блесток снега не было видно почти ничего, и Ми вскоре потеряла направление.
Упрямо шагая по снежному насту, она вдруг услышала подозрительный звук, прямо под стопой. Убрав ногу, она молча наблюдала за тем, как ее след заполняет вода. Она обернулась, разыскивая собственные следы, чтобы вернуться обратно, и уловила какой-то металлический блеск вдалеке. Машина?
Ми вытащила пульт дэ-у и нажала пару кнопок. Никакого отклика.
"Главное найти дорогу назад, если это не она", - подумала Ми, - "и не утонуть по дороге".

* * *

То, что это не машина, стало ясно еще на середине пути. Полярная станция, или что-то в этом духе. Но Ми надеялась, что внутри найдется кто-то или что-то, что поможет ей. Даже против своей воли.
Рука в кармане нащупала электрошокер. Конечно же, не купленный и зарегистрированный, а полученный по инструкции из Сети из какой-то кухонной утвари, то ли блендера, то ли зажигалки. Не лучшее оружие, но хоть что-то.
Впрочем, внезапное появление не удалось. Когда до станции оставалось еще метров пятьдесят, одна из дверей открылась, выпустив облачко теплого воздуха, и из нее выехал... Человек? На инвалидной коляске? А в руке у него что? Оружие?
Ми остановилась, готовая отпрыгнуть в сторону. Незнакомец поднял руку вверх и помахал ей рукой. Настороженно держа руку в кармане, Ми приблизилась. Вот она уже может разглядеть не только светлые волосы, выбивающиеся из-под вязаной шапки, но и внимательные, чуть улыбающиеся, глаза. В руках он сжимал всего лишь целеуказатель от коляски.
- Hello. Can I help you? - спросил он слегка охрипшим голосом, когда Ми подошла на расстояние удара шприцом.
- Yes. My Machine fallen down from...heavens, - Ми на всякий случай показала на магистраль, - It is somewhere near. I need to find it.
- I see, - юноша задумался, - you've from "Pole" hotel?
- It doesn't matter, - отрезала Ми, - did you see my Machine?
- I'm afraid I didn't, - покачал он головой.
- Damn, - выругалась Ми, - do you have any transport? - Она сделала движение ладонью, будто что-то едет по снегу, - It will take years to walk around.
- Transport... - юноша призадумался, - yes, there is some kind of transport here on station. But I need time to check - no one used it for a long time.
- Understood. May I come in and wait until you prepare it? I'm able to pay for that, - гордо произнесла Ми и на всякий случай потрясла кредитной карточкой в воздухе.
- Of course, come in, - юноша довольно ловко развернулся на месте, открыл дверь и въехал внутрь, придерживая дверь, пока Ми не вошла внутрь.
- Is there someone else?
- No, I'm alone here.
- Good.
- Why?
Вопрос застал Ми врасплох. Она закончила закрывать дверь и повернулась к юноше. Тот уже отъехал по коридору, и смотрел на нее с улыбкой.
- Can I ask you to drop your weapon? There is no one but me. And I cannot hurt you.
Ми пожала плечами, достала шокер и швырнула на пол. В конце концов, если он обманывает ее и на станции кто-то прячется, шокер ей не поможет.
- Thank you. Come to the rest room. There is warmer. What is your name?
- Me.
- Yes, your name?
- Thats my name - Me.
- Looks like a nickname.
- This is only name I have. What is your name?
- Hans.

* * *

Горячий чай привел Ми в почти комфортное состояние. Ганс, видя улучшение ее настроения, пытался завязать разговор, рассказывая о станции. Ми слушала вполуха. С одной стороны, надо бы поторопить его с транспортом и ехать искать Машину. С другой стороны, выходить на холод не было никакого желания. Она посмотрела на часы. Вечер. В темноте даже с транспортом она не найдет ничего. Скорее утонет. Вернуться в гостиницу...потратить то, что у нее осталось?
- Вечер, - вздохнула она, подбирая английские слова, - здесь рано темнеет?
- Нет. Сейчас полярный день. Вообще не темнеет.
- О, - Ми совсем забыла про этот занятный факт. Значит, темно не будет. И ничто не мешает...
- Засыпаешь?
- Что? - Ми резко выпрямилась, осознавая, что только что провалилась в сон, - да... Похоже на то.
Похоже на то. Сколько она уже не спала? Трудно сказать. В Машине не чувствуешь время. Спишь как придется, ешь когда совсем невмоготу и сводит живот.
- Ты можешь лечь тут. Я постараюсь сильно не шуметь.
Ми кивнула. Сбросила ботинки и размяла затекшие ноги. Прилегла на диван, на секунду задумалась о безопасности и утонула в глубоких водах сна.

Непривычное пробуждение. Вместо полумрака - свет с потолка. Какой-то шелест и гудение вдалеке. А еще слышно как беснуется ветер за стенами.
Ми потянулась и приподнялась на локте, разглядывая поверхность стола. Кружка с него уже исчезла, и Ми обреченно упала обратно. Как хочется пить...
- Хорошие новости, - заговорил из соседней комнаты Ганс, как-то догадавшись, что она проснулась, - ветер стихает, - он въехал в комнату и поставил на стол дымящуюся кружку с кофе. Ми подумала о том, что очень давно не пила кофе.
- Вот с транспортом беда. Я проверил. Аэросани и вездеход пришли в негодность, и топлива для них ни капли.
Ми вздохнула. Села. Выпрямилась. Пригубила кофе.
- Жаль.
- Мне тоже жаль. Еще пять лет назад все работало как часы. Мы бы уже нашли твою пропажу и вернулись назад.
- Значит, иду пешком, - решительно заявила Ми, пригубила еще кофе, но почему-то не встала и никуда не пошла. Да и Ганс выглядел так, будто бы сказал не все. Скрыл что-то? Зачем?
- Есть еще один вариант, - словно угадав ее мысли, начал Ганс, - но я не уверен, что он тебе понравится.
- Выбирать не приходится, - Ми заметно повеселела. Что угодно, лишь бы не идти пешком, - показывай.
- Тогда подожди тут, - Ганс посветил целеуказателем в коридор и скрылся в нем. Ждать пришлось долго, полчаса точно. Ми успела разведать соседнюю комнату, оказавшуюся кухней. Довольно старомодной, без каких-либо современных комбайнов. Она присмотрелась к запасам пищи, но поняла, что это не те полуфабрикаты, что способна приготовить Машина.
В другой комнате рябило в глазах от проводов и железа. Посреди всего этого технобезумия стоял внушительный монитор, выводящий с десяток графиков и таблиц. Судя по самому яркому из них, температура воздуха вокруг станции неумолимо растет последние годы. А карта таяния льдов говорила, что море, бывшее когда-то за километры отсюда, приблизилось к станции совсем-совсем близко.
- Ты где?
Ми вернулась в гостиную и застала Ганса, обеспокоенно ищущего ее глазами. В одной руке он держал два высоких сапога с высокой подошвой, в другой - нечто стальное, вытянутое, тяжелое и, судя по лямкам, крепящееся на спину.
- Я тут. Что это?
- О, - он развернулся к ней, - сейчас объясню, - он сложил все, что принес, в угол комнаты, и приготовился объяснять. Ми терпеливо ждала. А Ганс вдруг рассмеялся, хлопнув себя по колену, - черт, ты же все равно не поверишь. Давай я лучше покажу.
Объехав ее, он оказался в той самой комнатке с монитором. Несколько движений - и графики с картам попрятались, уступая место видеоряду. На крыше станции стоял человек.
- Это я, - шепнул Ганс, - смотри.
И Ми смотрела, широко раскрыв глаза. А когда видео закончилось, смогла выговорить только:
- Ни-ко-гда.

* * *

- Присядь на одно колено. Пригнись. Спина должна быть параллельна земле.
Ми ощущала себя словно во сне. Холодно. Хочется есть. И в то же время такая безысходность, что становится просто плевать на все, что будет.
"Что я делаю? Я же не верю, в самом деле, что эта штука работает?".
- Хорошо. Помнишь, что дальше?
- Прыгаю назад, - не поднимая головы начала перечислять Ми. Поза была жутко неудобной, а ранец давил на нетренированную спину, - выдергиваю рукоятки и развожу их в стороны. Когда поднимусь над землей, выпрямляю ноги. Потом пользуюсь целеуказателем и долетаю до станции. Там сажусь на крышу.
- Все верно. Давай!
Ми глубоко вдохнула и резко выпрямила ноги.
Эффект превзошел все ожидания. Ботинки как пружины отбросили ее вверх на высоту ее роста, а за спиной раздался шелест и лязг. Ее тень на снегу выбросила в стороны два гигантских крыла и взмахнула ими.
Первый же взмах поднял ее еще выше, от изумления Ми чуть не забыла инструкции. Она выпрямила ноги и ощутила, как натянулись тросы, идущие к ботинкам от ранца. Щелчок - и ноги повисли на каркасе. Теперь руки. Выдернутые из лямок рукоятки она развела в стороны и почувствовала, что они обрели жесткость и на них можно положить руки, чтобы не болтались в полете.
А ее уносило все выше. Ганс что-то кричал, сложив ладони рупором, но она, ошалев, не слышала ничего кроме хлопанья крыльев за спиной.
Блеснул на солнце купол станции. Точно. Ее цель. Она подняла ближе к глазам левую руку с браслетом-целеуказателем и направила красный луч на крышу.
Крылья, получив приказ, оттолкнулись от воздуха и швырнули Ми навстречу цели. У нее перехватило дыхание, хотя скорость не была большой - Ганс катил в том же направлении и лишь чуть-чуть отставал. Долетев до крыши, Ми ощутила, что ее снова переворачивает в воздухе. Тросы на ногах ослабели, браслет на руке просигналил, что цель достигнута. Ноги вонзились в снег, согнулись в колене под тяжестью крыльев, но выдержали. Крылья взмахнули последний раз, гася скорость, и с резким свистом сложились.
- Эй! Ты в порядке?
"Получилось" - почему-то подумала Ми, погрузила ладони в твердый и холодный снег и потеряла сознание.

* * *

Тепло.
Ми резко распахнула глаза и села. Знакомый диван. Знакомая комната. Знакомый ранец прислонен к стене, покрывшийся инеем, с торчащих кончиков крыльев капает вода. Ноги непривычно пружинят - амортизирующие ботинки все еще на ней.
- Теперь ты умеешь летать, - произнес Ганс откуда-то из другой комнаты. Судя по всему, он давно говорил с ней, а, может, сам с собой, - Это хорошо. А то глупо иметь крылья и не летать. Теперь ты можешь улететь далеко-далеко. В самом деле, что мне с ними делать? И кто еще сюда придет?
Ми осторожно поднялась с дивана и подошла к крыльям. Аккуратная, хотя и явно самодельная сборка. В сложенных крыльях угадываются три сегмента, по метру каждый. Где-то внутри спрятан двигатель, приводящий их в движение.
- На чем они работают? - спросила Ми задумчиво.
- На водороде, - голос Ганса стал громче, - это двигатель списанной Машины. Система навигации и части корпуса тоже взяты из Машины. А крылья и их движения взяты у птиц. Я, в сущности, не придумал ничего. Ты голодна?
Слегка поразмыслив, Ми ответила утвердительно.
- Тогда подходи. Скоро будет готово.
Тут Ганс немного приврал. Все уже было готово и приветливо дымилось в железных мисках. Ми уселась на стул, явно извлеченный из кучи стульев стоящих в углу. Похоже, когда-то на станции было много народу.
Ми осторожно, но с наслаждением, ела обжигающую похлебку, а Ганс больше рассказывал. Впрочем, Ми могла его понять – у него давно уже не было живого собеседника. У Ми, правда, тоже, что ей совершенно не мешало.
- Как-то мне в руки попал раненный альбатрос. Я выхаживал его. И от нечего делать сделал множество записей. Голос, поведение. А потом взял несколько датчиков, закрепил на крыльях и записал трехмерную модель всех видов полета. Взлет с земли, взлет с воды, посадка, набор высоты, ускорение. Просто было интересно. А потом пришла в голову эта идея, - он кивнул в сторону крыльев, - жаль только вот эта идея, - он указал на ботинки, - пришла в голову поздно.
Ми растерянно посмотрела на свои ноги, потом на ноги Ганса - и вдруг поняла:
- Ты...неудачно приземлился?
- Не то слово. Самое смешное то, что тогда уже сделал амортизаторы и испытал. А потом по привычке взлетел без ботинок, и вот результат.
- Ты не можешь вылечиться?
- Слишком дорого. До станции давно никому нет дела, так что довольствуюсь тем, что мне есть чем питаться.
Ми отложила ложку в сторону и глубоко вдохнула. Ганс с беспокойством посмотрел на нее.
- Не бойся, еды хватит на обоих.
- Не в том дело, - выдохнула она, - меня вывернет. Голова кружится. Я лучше прилягу.
- Конечно... - растеряно произнес он, когда Ми уже вышла, пошатываясь от головокружения. Скрипнул диван, раздался глухой кашель. Ганс поводил ложкой в тарелке и тоже отодвинул ее от себя.
- Ты будешь искать ее?
- Что? - переспросила Ми и снова закашлялась.
- Ты будешь искать ее? - спросил Ганс громче.
- Само собой. Только голова пройдет.
Он немного помолчал.
- Ты не расскажешь немного про себя? Откуда ты, и чем…
- Нет.
- Понятно, - пожал он плечами и убрал миски со стола. Потом проехал мимо Ми в комнату для наблюдений и еще раз убедился, что температура повышается, а льды тают. Впрочем, этот факт никого не интересует. Вот когда показатели доберутся до определенной границы, он должен убедиться, что автоматика дала сигнал куда следует. В общем-то, это единственное, зачем он здесь нужен.
Позади раздались шаги и покашливание. Вернувшись в комнату, Ганс застал Ми, одевающую ранец с крыльями и застегивающую пояс.
- Уходишь?
- Да, - ответила она, не глядя в его сторону и проверяя все ремешки.
- Пойдем. Я тебя провожу.

* * *

- Хочу пожелать тебе удачи. Я рад, что крылья кому-то пригодятся. Потому что все прочее, что я сделал, пойдет ко дну вместе с этой станцией, когда море до нее доберется.
- Я верну их тебе, как только найду Машину.
- Не надо, - он помотал головой, - мне они больше не нужны. А ты...никогда не хотела быть свободной от Машины?
- Я и так свободна.
- Нет, - он покачал головой, - не ради нее ты не одела бы крылья. Не зашла бы на станцию. Не бродила бы целый день по морозу. Поверь, я смотрю на это со стороны. Знаешь, ты сегодня улыбнулась. Заметила?
Нет, Ми не заметила.
- Когда ты поднялась в воздух, ты улыбнулась. Ты была свободна.
- Наверное, - пожала плечами Ми, - мне пора. Я заплачу за крылья, когда появятся деньги.
Ганс вздохнул.
- Лети. Прощай.
- Прощай.
Ми присела и отпрыгнула. Снова распахнулись крылья, но в этот раз  она была к этому готова. Ноги и руки заняли свои места, крылья подняли ее на несколько метров и ждут указаний. Ми нацелилась на магистраль и начала движение туда, медленно набирая скорость. Не долетая, она двинулась вдоль, тщательно высматривая черный металл Машины. Его должно быть хорошо видно, но вчерашний снегопад мог скрыть от глаз даже такую махину.
Ага!
Красный луч целеуказателя уткнулся в обтекаемый корпус, и Ми начала снижение. Ноги мягко приземлились на снег рядом с Машиной, крылья с шумом захлопнулись, подняв напоследок рой снежинок в воздух. Ключ в замок - и Ми в знакомом салоне, непривычно тихом и холодном. Аварийная панель, аварийная кнопка вдавлена в стену.
"Вот ты и вернулась ко мне" - ласково проворковала Машина и включилась.

* * *

Hans_on_polar: who are you?
Angel_me: someone with wings :)
Hans_on_polar: glad to see you. Did you find it?
Angel_me: yep. Thank you for help.
Angel_me transferred ***0000 coins on your account.
Hans_on_polar: ты мне ничего не должна. Зачем?
Angel_me: должна
hans_on_polar: спасибо. Что мне правда с этим всем делать..
Hans_on_polar: ты не заедешь рассказать как нашла пропажу?
Angel_me: ничего интересного. И потом к станции нет подъезда.
Hans_on_polar: разве это преграда?
Angel_me: я не настроена на долгую беседу о вечном.
Angel_me: мы в расчете?
Hans_on_polar: да.
Angel_me: тогда прощай.

* * *

Уважаемая Мария ***ова.
Корпорация приносит вам свои извинения за случившийся инцидент. Наши специалисты выяснили, что ваша модель некорректно реагирует на команду возврата с дэ-у сразу после указания цели, в результате этого Машина "зависает" и требует полной перезагрузки всех систем. Настоятельно рекомендуем вам приобрести новую модель Машины, так как поддержка вашей модели закончится через несколько месяцев. До замены мы просим вас воздержаться от использования дэ-у во избежание подобных проблем.
В качестве извинения мы перечисляем на ваш счет возмещение морального ущерба. Если у вас есть какие-то вопросы или претензии к корпорации, просим вас связаться с нами по телефонам, указанным ниже.
Спасибо за то, что остаетесь с нами.

Часть 2

Ми вошла в машину, придерживая увесистые свертки. Осмотрев пол, она поставила их в общую кучу точно таких же свертков. Все, что она смогла купить и унести на деньги некоего mightman-а. Брать деньги Ми зареклась - не так давно какого-то неопытного ангела поймали именно по этой причине. У жертвы все-таки оказался не то родственник, не то наследник, который заинтересовался, куда же делось все состояние погибшего.
На небольшом свободном от свертков и коробок пятачке стоял все тот же протертый и продавленный диван, стол с экранами, и прислоненные к дивану крылья. Ми долго пыталась придумать им применение, но ничего лучше редких вечерних полетов над побережьем не придумала. Лететь над морем Ми боялась.
Грузоподьемность тоже оставляла желать лучшего, так что в таскании добычи Ми больше полагалась на свои ноги. Так и лежат они, уже два месяца, неприкаянные.
Ми закрыла дверь и критически осмотрела припасы. Еще пару месяцев можно пожить беззаботно. Конечно, если умерить аппетиты, можно прожить беззаботно и до конца жизни. С другой стороны, зачем? Жизнь превратилась в гонку, где цель каждого - сжечь как можно больше до того, как сожгут тебя. Так поступает и корпорация, выжимая все из владельцев Машин. Так поступают все. Пока еще осталось, что жечь - значит, жечь дотла. Нечего беречь. Не убережешь. Сожжет другой, вместе с тобой.
Поэтому Ми снова рванула на небеса, на желанные и пустынные трассы. Она могла и хотела себе это позволить. Пока еще есть хоть какие-то небеса.

* * *

Ветер в скалах был особенно сильным и холодным. Ми уже пожалела о том, что взлетела столь высоко. Машина была припаркована где-то внизу, за скалой, и напоминала о себе только попискиванием банковской карты в кармане.
Все меняется. Десять лет назад на магистралях было просторно. И ими еще пользовались как обычными дорогами. Доехать из пункта А в пункт Б. И назад. Богатые – по скоростным трассам, бедняки – по бесплатным и медленным, отплевываясь от рекламы. Три года назад Ми выглядывала в окно за городом, и видела ограду магистрали. Сейчас она неизменно видит борта машин. Их стало слишком много. На небесах еще пустынно, но дайте срок – заполонят и их. Черт возьми, неужели в каждой из них сидит человек, или они уже катаются сами по себе?
Ми с трудом представляла себе, кто же еще не рассекает на машинах по магистралям. Кто-то же должен еще оставаться на земле? Или… нет? Мир снова меняется. Приходится осторожничать. Ми чувствовала, что пока что все было слишком хорошо и гладко. Больше не будет. Она не знала почему. Ангельское предчувствие? Возможно. Но к переменам нужно подготовиться.

* * *

Priest: кого я вижу! Несравненный ангел снова с нами
angel_me: /посылает воздушный поцелуй/
priest: /счастлив!/
Priest: где ты сейчас?
Angel_me: высоко, не доберешься?
Priest: ангел на небесах, надо же!
Priest: тебя, видимо, пропускают просто так. Частенько ты там бываешь.
Angel_me: не везет в любви, везет в рулетку
Priest: не знал что ты азартная
Priest: кстати
Priest: вспомнил как один товарищ рассказывал, как ему с небес спустился ангел
Priest: где-то на полюсе, не помню точно
Priest: так что смотри в оба, вдруг и к тебе придет
angel_me: забавный у тебя приятель
Priest: не то слово
Priest: отхватил где-то кругленькую сумму, купил двадцать первую модель и радуется жизни. Как ребенок.
Priest: где достать «цицерон" и то не знал
angel_me: ну ты же его просветил?
Priest: не я один :) полсети, наверное, просвещало
Priest: ей богу, если бы это хоть кого-то волновало там, наверху, то по логам можно полстраны пересажать.
Angel_me: ты тоже забавный
Priest: польщен и счастлив!

* * *

Ми прикусила губу, листая километры переписки. Мозг работал на предельной скорости, фильтруя и сортируя полученную информацию. Несколько часов общения более чем тысячи людей - это немало.
Сомнений не было - это Ганс. Спасибо и на том, что он очень осторожно делился воспоминаниями о ней. Нет, ее не вычислить. Но, черт возьми, сколько глупостей он натворил за эти часы!
Что-то насторожило Ми. Ход беседы показался ей до боли знакомым. Ровно до второго часа ее активно вел некто drwr, а потом таинственно исчез. Не прощаясь. Не дождавшись ответа на последний вопрос. Потому что понял, что Ганс еще не под цицероном. Теперь он дождется, когда Ганс примет свою первую дозу, и вернется к беседе.
Ми осторожно стукнула кулаками по столу.
- Ты на крючке у ангела, - прошептала она.

* * *

Машина неслась вперед, рассекая покой атлантического океана. Редкие птицы присаживались на опорные столбы, и тут же улетали, заслышав приближающийся гул.
Ми думала. Выключила экраны, откинулась на спинку дивана и думала, покачивая ногой. Закрыла глаза. Не помогало. Решение не приходило. Наркотик дурманил и предлагал вернуться к полноценному общению. Мозг просто требовал общения с себе подобными. А она пыталась размышлять над чем-то реальным, над чем-то за пределами Сети. Существовало ли что-то вовне? Все эти люди за миллиарды километров.
Ми сильнее зажмурила глаза. Должно помочь. Ей нужно выйти из-под действия «цицерона». Или не нужно? Без наркотика она не сможет отслеживать ход беседы, если она будет продолжена. С наркотиком она не сможет ничего предпринять.
Собственно, что предпринимать? Если этот идиот лезет в петлю, то что тут можно поделать? Конечно, немного жалко, что деньги, которые она ему подарила, попадут неизвестно в чьи руки.
«Ты же не думаешь, в самом деле, что это – твое дело?»
Ми открыла глаза и мрачно посмотрела вокруг.
«Ты же не думаешь, в самом деле, что это – твоих рук дело?»
«С тобой я еще разделаюсь, не беспокойся. Так что лучше помолчи»
Этот воображаемый спор немного прояснил ее разум.
«Представим себе, что он погибнет. Что из этого следует? Никто больше не вернется на станцию. А до того момента, как она пойдет ко дну, еще три года. Да, три года с какими-то неделями. Это место, где можно будет укрыться. Может быть даже надолго. Впрочем, для этого необязательно, чтобы он погиб. Совсем необязательно. Вряд ли он туда вернется, раз решил колесить по магистрали»
Она поменяла позу, и взгляд ее упал на крылья.
«Представим себе, что он выживет. Что следует из этого? Он сможет сделать еще что-то? Как эти крылья? И что из этого? Ничего… Просто ничего»
Она откинула голову на спинку дивана и на выдохе произнесла:
- Значит, так и решаю. Будь что будет.

* * *

Однако решение ничего не предпринимать не исключало наблюдения. День за днем Ми наблюдала за тем, как вокруг Ганса выстраиваются предательские сети. Она слышала краем уха, что настоящие ангелы действуют сообща, группой. Уже четверо были у нее на подозрении, в двоих она была уверена почти на сто процентов. Ганс был идеальной жертвой. Одинокий, неопытный, только начавший путь разложения.
Вообще Ми не сильно удивляла эта разительная перемена. Достаточно сесть в машину, погрузиться в сеть – и покинуть ее будет очень трудно.
«Да, очень трудно»
«Заткнись»
Беседа шла в открытую. Значит, точка рандеву еще не установлена. Как только это случится, ангелы покинут беседу. Ни один отравленный цицероном мозг не будет вспоминать то, что было всего несколько часов назад, и ангелам просто нужно больше не светиться перед жертвой непродолжительное время.
Ми помнила о том, что ангелы больше не предоставляют выбора. А ведь Ганс – тот человек, который мог бы его сделать. Так имеют ли право ангелы делать выбор за него?

* * *

Ми рассчитывала, что все случится, пока она будет на небесах. Два дня она старательно обходила эту тему стороной. На третий день – в день возвращения на землю – она не выдержала. Нашла беседу. И увидела то, что следовало ожидать.
Точка рандеву назначена. Несколько перечисленных мест, неосторожных упоминаний, предпочтений. Оплошности, мелкие оплошности, которые несложно собрать в целую картину.
«Значит, так тому и быть» - подумала она. И тут бы освободиться от этих мыслей, раз и навсегда. Забыть, выкинуть из головы, будто это ее собственная жертва. А никак. Никак не оставляет ее мысль о том, что именно она – причина происходящего. Это не то же самое, что сыночек богатого папочки, решивший промотать все семейное добро. Не тот, кто решил навсегда остаться в сети. Ошибка! Жертва выбрана не по правилам! Не по кодексу ангелов!
Что-то творилось с Ми. Она прекрасно знала, что никаких правил и кодексов нет и быть не может. Какое, черт возьми, ее дело? Пусть радуется, что на нее еще никто не охотится!
- В конце концов, почему не может случиться так, что кто-то вас опередит? – вслух произнесла она, - вы так открыто ведете беседу. Не прячетесь, как это всегда делала я. Вы однажды преподали мне хороший урок. А теперь урок преподам я.
Она ввела координаты в машину и рассчитала время встречи. Сорок минут. Она успевает.

* * *

Дверь открыта.
Ми в отчаянии прикусила губу. Как же так, она прибыла на пять минут раньше… А он уже здесь. И дверь открыта настежь… Ми подошла ближе, не определившись, какой вид она делает – что просто идет мимо, или что целенаправленно идет внутрь. Если внутри еще никого, то второе отпугнет ангелов. Если наоборот, то…наоборот.
Сжимая шприц в кармане, она пошла напрямик, ускоряя шаг. Темно. Почему внутри темно? Ми озирается по сторонам – никого, ни людей ни машин. Входит внутрь – и тут же ей в глаза бьет яркий свет, а дверь за спиной с шумом захлопывается. Она выбрасывает вперед руку с шприцом, другой рукой закрываясь от света. И слышит знакомый голос:
- Неожиданно.
Свет стихает. Ганс стоит у противоположной стены, и… Ганс стоит! Не сидит, скрючившись, перед мониторами, одурманенный. А стоит!
- Значит, поджидал? – зло процедила Ми.
- Значит, охотилась? – ответил Ганс, - брось оружие. И сядь там, на полу, - он направил в ее сторону нечто. Ми не решилась узнавать, что это есть, и осторожно опустилась на пол, отбросив шприц от себя. Все это время она не сводила глаз с Ганса.
- Что дальше? – спросила она. В общем-то, ей было почти все равно. Но не сидеть же, молча понурив голову, перед этим… охотником.
- Еще не решил, - Ганс вышел на середину комнаты и сел в кресло, - значит, ты – ангел?
Ми кивнула.
- И пришла за мной?
Ми пожала плечами.
- Если я скажу, что нет, ты поверишь?
- Нет.
- Я бы тоже не поверила.
- Ты знала, что здесь я?
- Да.
- Еще лучше, - он сокрушенно покачал головой, - закончились деньги?
Ми промолчала. К черту все…
- Черт возьми, - Ганс начал злиться, - я месяц готовил эту засаду, корча из себя идиота. И зачем – чтобы теперь ты сидела тут и отмалчивалась? Значит так, - он прикрыл глаза, что-то про себя просчитывая, - ты знаешь остальных?
- Нет. Я одиночка.
- Допустим, верю. Сейчас ты выходишь отсюда и забываешь про мое существование. Я ясно изъясняюсь?
- Вполне.
- Я попытаюсь поймать кого-то другого. Конечно, если ты их предупредишь, все полетит к черту. Но я не думаю, что это сделаешь.
- Зачем тебе ангелы?
- Примем за гипотезу, что это личные счеты. А еще хочу понять – почему никто не отлавливает такую мразь, как ангелы, хотя сделать это проще простого?
- Чем ты лучше? – огрызнулась Ми, - сначала выдавал себя за калеку-изобретателя, а теперь…
- Я и был калекой. Исцелился, благодаря тебе. Именно поэтому ты уходишь отсюда, как будто ничего не произошло. И тогда будем в расчете, - он нажал на кнопку на пульте, и дверь открылась.
- Прощай.
Ми медленно поднялась с пола и вышла прочь, не обернувшись и не попрощавшись.

* * *

Звон разбитого стекла. Половина салона уже усеяна осколками, впитавшими в себя ярость Ми. Но ярости было еще много. Машина мчалась по одной из самых дорогих и скоростных трасс. Но скорость не приносила ни радости, ни облегчения. Рутинная будничная скорость.
Если что-то и было ясно, так это то, что ангелом Ми уже не быть. Все ремесло держалось на том, что про них почти никто ничего не знал. Знали, конечно, но ничего значимого. Теперь, когда какой-то вшивый охотник может вычислить ангела… Риск начинает превышать барыш.
Значит сейчас или никогда. Прощай и здравствуй. Незачем хранить то, что все равно будет потеряно. Сжечь дотла. Ми, не вставая с дивана, приобрела с десяток кусков достопримечательностей и настояла на том, чтобы немедленно получить документы, подтверждающие право на владение. Так, чтобы ни у кого потом и мысли не возникло проверить, кто и когда заплатил за них.
За окном всходило солнце. Солнце над морем. Скоростная трасса. На удивление пустынная. А через несколько километров прекрасный поворот, прямо в кишащий машинами и людьми город. Либо туда, либо…
Ми поднялась, слегка покачнувшись, и пружинистыми шагами дошла до двери. Взяла с пола ранец, одела его, внимательно застегнув все ремешки. Протянула тросы от ранца к ботинкам. Сунула в карманы карточку, распечатки документов на владение, несколько пищевых таблеток и верное оружие - шприц.
"Помнишь, я говорила, что разделаюсь с тобой? Я, наконец, поняла, как и зачем я это сделаю"
" Пожалеешь"
"Нет, не пожалею"
"Сколько власти в голосе над простой машиной! Я всегда была твоей слугой. Твоя вина в том, что ты подчинялась мне, а не наоборот"
"Возможно.  С тобой мне больше не по пути. Ты выдашь и погубишь. Помолись своему электронному богу на прощанье"
"Я служила тебе!"
Ми открыла дверь, и ветер ударил в лицо, растрепав пряди волос. Смена цели - и машина, повинуясь, перестроилась в крайний ряд. Ограда магистрали придвинулась совсем близко.
Ми уперлась руками в дверной проем и сжала в руках пульт дэ-у. Ничего как будто не произошло, но Ми знала - смертоносная инъекция уже поступила в центральный процессор, который с жадностью перемалывает ее, не распознав опасность. Конвульсивная вспышка освещения дала понять, что электронный мозг окончательно парализован.
Ми сильнее вцепилась в проем, и вовремя - ограда резко приблизилась, раздался треск, и Машина на полной скорости полетела вниз, увлекая за собой кусок ограды. Ми глубоко вдохнула и прыгнула, расправляя крылья в воздухе. Ноги и руки заняли привычное положение, взмах, другой - и вот она уже высоко, а ее Машина продолжает свой последний полет, сопровождая его беспомощным рыком.
Взмах.
Машина пулей вошла в воду – и снова стало тихо. Ми описала полукруг и села на надводную часть магистральной опоры. Крылья захлопнулись за спиной.
- Здравствуй и прощай, Ангел Ми, - торжествующе прошептала она, глядя на расходящиеся по воде круги, - прощай и здравствуй.

Комментариев нет:

Отправить комментарий