воскресенье, 16 октября 2011 г.

Fatal Error



22 апреля 21**, 09:44, шоссе 78

День не задался с утра. Или даже вся жизнь не задалась с рождения. Чертова машина вспомнила, что ей необходимо подзаправиться водородом, и свернула с маршрута.
Да, Илья прекрасно помнил, что вчера целый день упрямо жал "отмену" на все попытки машины выдвинуться в сторону заправки. Но он торопился. И сейчас торопится. Каждый день.
"Есть документы, которые все еще нельзя передавать в электронном виде. Не существует таких защищенных каналов, которые нельзя было бы незаметно прослушать." - говорил ему отец, отвечая на вопросы о работе. В его жизни было целых два крупных заказа. После первого он купил себе машину. После второго потерял жизнь.
Илье досталось то немногое, что он после себя оставил, включая работу. Он зарекся даже приближаться к переправляемым пакетам. Завел специальный ящик у входа. Клинет бросал в него пакет, а на другом конце земного шара кто-то другой этот пакет извлекал. Илья с места не вставал всю поездку, чтобы даже краем глаза не увидеть, что он перевозит.
- Кофе, - буркнул он в кухонный комбайн, и тот старательно загудел, превращая черный концентрат в чашку хоть немного бодрящего напитка. День и ночь, день и ночь. Впрочем, в машине 22й модели нет окон. Снаружи не на что смотреть.


* * *

31 октября 20**, 14:29, Министерство Дорог республики ***

Министр дорог нервничал. Мало того, что он был первым, занимавшим этот пост в этой стране, так теперь еще есть все шансы стать последним. Встреча с представителем корпорации назначена была на два, а уже половина третьего.
Министр обошел вокруг стол, на котором красовалась схема наполовину построенной магистрали. Посреди пунктирных завитков прямой и жирной линией проходило шоссе 78. Если оно будет открыто, то уже сегодня по нему помчатся машины, а из под колес их будут вылетать не камни и щебень, а деньги.
- Фух, насилу добрался, - в кабинет ввалился представитель корпорации, шумно выдыхая воздух и энергично размахивая руками. Как-то уж очень быстро сбросил пальто и дипломат опешившему секретарю, возникшему вслед за ним в дверном проеме, и через мгновение уже жал руку министру и водил пальцем по схеме.
- Да, обратно я хотел бы поехать уже на машине, - бросил он, изучая схему, и у министра на мгновение остановилось сердце. Видя, что секретарь все еще стоит в дверях, как истукан, махнул ему рукой.
- Это что? - Спросил представитель и вопросительно поглядел на министра, закрыв при этом своей рукой полкарты, - вот этот участок не был согласован.
Он все-таки подвинулся, дав возможность министру увидеть - тонкий перешеек, связывающий шоссе 78 и еще недостроенное шоссе 76а, идущее почти параллельно.
- Мы учли ваши пожелания и внесли в схему некоторые изменения, - ответил министр, а сам подумал: "черт тебя возьми".
- Такие короткие участки запрещены, - покачал головой представитель, - я не могу допустить схему.
- Давайте уберем, - предложил министр.
- Уберем, - кивнул представитель, - снова устроим моделирование и посмотрим на результаты.
- Но...
- А вы как думали? Может без этого перешейка шоссе 78 встанет. Я не могу рисковать.
- Он еще не построен, и никак не завязан на шоссе 78, - настаивал министр, чувствуя неприятный холодок где-то внутри, - мы могли бы запустить шоссе сегодня, а потом провести перемоделирование.
- Нет, - покачал головой представитель, - не можем. Но я могу не обратить на него внимания.
У министра отлегло от сердца. Он достал из кармана банковскую карту и положил ее прямо на спорный участок. Представитель поизучал ее с некоторое время и произнес, оторвавшись, наконец, от схемы.
- Да. В остальном проект безупречен. Я вышлю отчет и через несколько часов шоссе войдет в общую сеть. Поздравляю! - Выпалил он и со смехом хлопнул министра по плечу, - сейчас присяду и набросаю отчетик. А потом я бы пообедал, пока за мной приедет нормальная машина.
- К вашим услугам. Готов составить компанию.
- С удовольствием. Всегда рад поболтать с земляками.
- О, - удивился министр, - вы родом из нашей страны?
- Да-да-да, - отмахнулся он рукой, - поэтому вы еще дешево отделались. Шучу, - он рассмеялся, усаживаясь на диван и доставая коммуникатор, - ну-с, приступим.

* * *

22 апреля 21**, 09:44, шоссе 76а

Город удовольствий. Приятно, что такие места есть на свете.
Светлана изнеможденно потянулась на уютном диване. Экраны приветливо мерцали, довершая ее наслаждение фотографиями последних нескольких дней. Лучшие дни... Мерцающие улицы, километры сверкающих домов, наполненных счастьем. Ей хотелось заблудиться в этом городе, и не найти дороги назад.
Увы, пришлось. Скоро она окажется дома. Дом, черт возьми. Длинные ряды домов, и один из них ее. Неважно какой. Все одинаковые. А над городом стоит невыносимая вонь от чертового скота, который согнали туда, казалось, со всего мира. "Благоприятные условия", - скривилась Светлана, - "почему я должна все это терпеть?"
Машины изменили все. Огромное фермерское хозяйство стало выгоднее множества мелких, потому что Машины позволяли доставить продукцию в любую точку Земли. Так и родилась эта чертова фермерская долина. И если магистрали ласково называют артериями и венами, то долину впору назвать мочевым пузырем.
Ее позабавила эта мысль. Она выиграла свой билет и вырвалась из долины, хоть и ненадолго. Ненадолго...
- Да ну их к черту! - Воскликнула она и, схватив пульт, яростно ударила по кнопкам. Машина, подтвердив приказ, рассчитала новый маршрут и приготовилась к развороту.

* * *

29 февраля 20**, 21:45, офис подразделения «iCar»

Василий устало сел рядом с Бобом и вздохнул, одарив подчиненного усталым взглядом. Боб смотрел в монитор, сжав губы в тонкую линию, и нервно барабанил пальцами по столу.
- Вот чего ты мучаешься?
- Видишь скобки? - спросил Боб, - сюда мы попадем, когда две машины...
- ..на полном ходу окажутся на однополосном участке недостаточной длины из-за рассинхронизации управляющих вышек, - устало закончил за него Василий, - мы же вчера обсудили это с Рашидом. Таких участков не будет, потому что проектировщикам магистрали запретят их строить. И столкновения не случится.
Моргающий курсор между двумя скобками оказывал гипнотическое воздействие на невыспавшийся мозг, так что на экран старший программист старался не смотреть.
- А если? - упрямо спросил Боб после паузы.
- Что если? – взмолился Василий, - ну а если на магистраль десантируют слона? Упадет стотонный метеорит? Взорвется ядерная бомба?
- Это не то. Слон, метеорит и бомба от нас не зависят. А от того, что я тут напишу или не напишу, зависит чья-то жизнь.
Василий устало посмотрел на часы. Не хватало еще, чтобы лучший программист сдал незадолго до окончания проекта.
- Предлагаю партию в кофе, - попытался он пошутить, - пошли?
Боб вздохнул.
- Ладно, пошли.

Помнишь, как-то шутили, что после реализации проекта мы гарантировано попадем в рай как спасители миллионов человеческих жизней? Ты знаешь, я не верующий, но вдруг задумался. После смерти ты попадаешь в рай или ад - по христианским представлениям - за свои заслуги. Допустим, ты сапер. Заложил свою первую мину и тут же поймал пулю от какого-нибудь партизана. Счет грехов у тебя ноль - ты не убил, не украл. Ничего не сделал. Допустим даже, что вреда ближнему не замышлял, потому что ставил мины против гигантских сороконожек. И попал по такому поводу в рай. А через сто лет на этой мине подорвался ребенок. Тебя как, сразу депортируют в ад? Ведь если бы ребенок погиб еще при твоей жизни, то так и было бы.
- Может, лучше было бы сразу в ад? За мину.
- Не пойдет. Мина могла и не взорваться. Быть разминирована вражеским сапером. Или прикончить гигантскую сороконожку. Заранее нельзя этого знать.
- Я понял аналогию. Ты думаешь, что создал такую мину.
- Да. Еще более совершенную, практически бессрочную. Мину может поистрепать время, и она рванет по независящим от сапера причинам. Тогда он как бы уже и ни при чем. А если машины вдруг столкнутся, и ничего...
- Стоп! - Василий поднял руку, - не столкнутся. Ты меня понял? Никто не будет строить таких участков. У нас свои десять заповедей. Первая - не строить машины из пластилина. Последняя - не строить участки с одной полосой короче энста метров. Если кто-то нарушит эти правила, мы с тобой ничего не сможем поделать. Только занести в журнал фатальную ошибку. Возможно, кому-то за это влетит по шапке. Но ты сделал все что мог. Так что закрывай этот злополучный файл и возвращайся к другим делам. Или еще лучше - иди домой, отоспись. А то еще месяц такого режима, и отойдем к праотцам без райского билета.

* * *

На рабочем месте Боб угрюмо полистал код. Невозможная операция. Фатальная ошибка. Да, что уж тут еще напишешь. Впрочем, тому, кто окажется за рулем машины, это мало поможет.
Разбив скобки несколькими ударами по клавишам, Боб дописал обычное для таких случаев сообщение. И, подумав, дописал пару строк от себя...

* * *

22 апреля 21**, 09:45, участок 56а (шоссе 78/шоссе 76а)

Когда Илья и Светлана обратили внимание на внезапно замершие мониторы, на них красовалась лишь одна надпись:
22 апреля 21**, 09:44:59 FATAL ERROR
В раю только что освободилось место. Простите. Боб

Комментариев нет:

Отправить комментарий