вторник, 14 ноября 2017 г.

Рассказ "A.I."

Руслан сидел на лекции и усиленно делал вид, что слушает и записывает преподавателя. Его приятелю Николаю думалось, что на самом деле Руслан слушает его, и поэтому продолжал тараторить шепотом.
- “Джинн” - это прорыв. Это такой искусственный интеллект, которых еще не было. Алекса с Сири будут визжать как сучки, когда его зарелизят. Я видел бету в действии - это нечто. Это прорыв.
- В чем прорыв? - рассеянно спросил Руслан, - Очередной голосовой помощник.
- “Очередной”? - взвился Николай, - Ты вообще в курсе в чем фишка?
- Нет, - ответил Руслан. Ему надоела эта болтовня - что со стороны кафедры, что со стороны соседней парты - и он многозначительно посмотрел на часы. До свидания с Линдой оставался час, три минуты и сорок секунд. Тридцать девять секунд. Тридцать восемь…
- ...расчет жизненного плана, понимаешь, дурень?
- Сам ты дурень, - огрызнулся Руслан, - объясни по-человечески.
- Смотри, - терпеливо начал Николай, - ты ставишь цель, - он ткнул пальцем в ладонь, - типа: “хочу Теслу через год”. Ну или ботанский вариант для тебя - “хочу красный диплом”. И “Джинн” составляет тебе четкий план, последовательность действий, понимаешь? Это тебе не такси заказать и не маме позвонить, это - твой персональный ангел-хранитель. Дошло наконец?
Руслан не ответил. Руслан следил за секундной стрелкой. Та давно вышла за отведенные границы лекции.
Его напряжение передалось преподавателю у доски. Тот взглянул на часы, с сожалением взглянул на мысленно уже отсутствующих студентов - и махнул рукой.
- Все на сегодня.
Руслан быстро сунул планшет в сумку и пулей вылетел из аудитории. Николай грустно посмотрел ему вслед, а потом тихо обратился к телефону:
- Джинн?
- Слушаю и повинуюсь, - ответил нарочито восточный голос.
- Напомни, скольким людям я должен посоветовать тебя установить?


* * *


В три часа дня Руслан прибыл на место и встал в условленном месте напротив вокзала. Оттуда ему были видны старинные часы на башне. Он сверился со своими - спешили на три минуты.
Ему очень не хотелось утыкаться по привычке в телефон и пропустить ее появление. А не заметить ее было проще простого - чем ближе к вечеру, тем больше народу на улице и темнее небо. Так что он просто вертел мобильник в руках и боролся с острым желанием позвонить или написать ей.
“Спокойно. Договорились - значит договорились”, - размышлял он, - “Она всегда опаздывает, но приходит. Нечего паниковать”.
В три семнадцать, когда Руслан в сотый раз сверил часы, проверил, не разрядился ли телефон в одночасье, и прощупал взглядом каждого из нескольких тысяч прохожих, она вышла из подземного перехода. В джинсах, не по осеннему легкой и короткой курточке, и густо-намотанном цветастом шарфе. Она шла, держа перед лицом телефон и что-то наговаривая в него, а глазами рыскала по сторонам. Потом заметила Руслана и улыбнулась. В глазах ее блеснул воодушевляюще-озорной огонек.
Руслан пошел ей навстречу. Они встретились у фонтана на площади, вокруг которого носилась шумная ребятня, и взялись за руки - телефон Линда уже успела спрятать в сумочку. Она улыбнулась ему притворно-смущенно и взглянула на вокзальные часы.
- О, я, похоже, опять опоздала, - удивилась она, - Давно ждешь?
- Совсем нет, - улыбнулся Руслан.
- Тогда идём!


* * *


Они прошлись по набережной, постояли на мосту - он обнял ее, чтобы было теплее - а потом погрузились в чащобу старых домов и обшарпанных заводов. Когда-то из могучих труб вырывались клубы густого дыма. Сейчас там, кажется, гнездились птицы.
На узких улицах было темно и романтично-жутко. Руслан и Линда болтали ни о чем, сбиваясь с последних событий на воспоминания, накопившиеся за неполные двадцать лет. Руслан был счастлив. Его смущало только, что Линда то и дело поглядывала на экран телефона, будто ждала чего-то. Что-то похожее на ревность омрачало его радость. Не потеряй он способность рассуждать хладнокровно, он заметил бы, что их маршрут меняется каждый раз после такого подглядывания.
Они вышли на автоматический проспект, где в тестовом режиме перемещался беспилотный транспорт - огромные автобусы и мелкие робо-рикши - и пошли по непривычно широкому тротуару.
- Это чтобы люди привыкали, - пояснял Руслан, хотя Линда ничего его не спрашивала, - А то многие боятся роботов.
- Чего их бояться, - пожала плечами Линда, - просто машины.
- Как сказать… Видишь, пешеходный переход?
Его сложно было не заметить. Он сиял зеброй посреди проспекта, и вдоль него волнами ходила красная завеса, у которой как раз притормозил громоздкий робо-автобус.
- Вижу. Яркий какой…
- Машины и так видят, им весь этот свет не нужен. Это для людей, чтобы меньше боялись.
- Сбивали кого-нибудь?
- Вообще ни разу. Ни на переходе, ни где еще. Они же быстрее человека реагируют.
Линда еще раз заглянула в сумку, где сиял экран телефона. И не успел Руслан задать осторожный вопрос, чтобы развеять подозрения, она вдруг выпустила его руку и просто заявила:
- Проверим!
Мгновение спустя она уже перелезала через забор. Руслан опомнился, когда она уже выходила на дорогу - прямо под свет фар приближающейся роборикши. Та, заметив преграду, резко включила дальний свет, заставив Линду прищуриться.
Кто знает, что на нее нашло мгновение назад, но сейчас Руслан видел - она боялась. Колени ее вдруг задрожали, она потянулась руками к нему, будто хотела вернуться - но от ужаса не могла двинуться с места.
Миг - и он перемахнул через забор. Роборикша резко повернула фонарь в его сторону, судорожно просчитывая, как объехать нарушителей. Заскрипели тормоза, заскользили колеса по мокрому подмерзшему льду. Руслан оттолкнулся ногами от асфальта и вытолкнул Линду прочь.
Та влетела в ограждение и вцепилась в него обеими руками. Роборикшу занесло, она отчаянно отбивалась математикой от физики реального мира, и почти победила. Пройдя в сантиметрах от носа Линды, она проскочила, не затронув ее, и лишь на излете зацепила бортом Руслана. Его отбросило в сторону и опрокинуло на спину. Левая рука ударилась локтем - и режущая боль пониже плеча лишила его сознания.


* * *


Когда он пришел в себя, на лицо ему падал дождь. Он слышал сирену, и видел, как дорогу отгородило красным сиянием. “Аварийное закрытие”, - подумалось Руслану.
Линда сидела рядом, и Руслану сначала показалось, что она говорит с ним. Только она не смотрела на него - она смотрела в телефон.
- Джинн, какого черта все не так?
- Уточни вопрос, пожалуйста, - промурлыкал восточный голос.
- Я сделала все по плану. Опоздание, прогулка, обнимашки на мосту, нелетальная травма. Я не чувствую никакого прироста счастья.
- Я оценивал вероятность успеха в семьдесят процентов. Сам Аллах не предсказал бы лучше.
- В жопу твою математику, - рявкнула она, - Что мне еще сделать?
- В этом сценарии уже ничего, - бодро ответил телефон, - Я могу гарантировать результат лишь с некоторой…
Линда размахнулась и швырнула телефон куда-то в темноту. Вдалеке завыла, приближаясь, сирена скорой помощи.

- Линда… - прошептал Руслан и попытался подняться, но боль в руке приковала его к мокрому асфальту. Линда зло посмотрела на него, развернулась и быстрым шагом скрылась в собравшейся толпе.

1 комментарий:

  1. Было бы попсовее, если б Л. апеллировала к "любви" (т.е. не знала, в свою очередь, о чувствах Р.), а не к "счастью".

    ОтветитьУдалить